ОДИН ДЕНЬ СЧАСТЬЯ
30 октября 2018
Непреклонный возраст
Зачем учить пожилых людей жить активно и почему это пойдет на пользу всему обществу
АВТОР: МАРИЯ СМИРНОВА
С момента запуска проекта «Один день счастья» фонд «Старость в радость» нанял более 150 помощниц по уходу и 40 организаторов досуга, физоргов и других специалистов в 33 дома-интерната для престарелых и инвалидов, расположенных в 13 областях России. С вашей помощью мы делаем это не только для того, чтобы обеспечить пожилым людям достойный уход, но и для того, чтобы они имели возможность жить полноценно и активно — насколько позволяют условия и состояние здоровья. Уже давно стало очевидно, что для человека старшего возраста занятия творчеством, праздники, танцы и общение не менее важны, чем чистая постель и вкусная еда.

Сегодня мы решили подробнее рассказать, почему активизация нужна не только тем, кто живет в домах-интернатах. Разобраться, какие инициативы существуют в этой сфере и как к решению проблемы подходят в разных странах. А еще — выяснить, что мы можем начать делать уже сейчас, чтобы через двадцать, тридцать или сорок лет не сидеть в четырех стенах и страдать от одиночества, а быть активными и счастливыми.
К 2050 году количество пожилых людей составит 2,1 млрд. человек.
Согласно данным Организации объединенных наций, увеличение доли пожилых людей в численности населения наблюдается в большинстве государств. Эксперты считают, что к 2050 году количество мужчин и женщин старшего возраста на нашей планете составит около 2,1 млрд. То есть их будет в два с лишним раза больше, чем сейчас, и примерно каждый пятый человек на Земле окажется старше шестидесяти лет. Сегодня это соотношение — приблизительно один к десяти. Причины — увеличение продолжительности жизни, снижение рождаемости и миграции, которые происходят довольно неравномерно.
Страны и отдельные города реагируют на эти изменения по-разному: где-то на первый план выходит создание благоприятных условий для молодых семей с детьми; где-то — продвижение здорового образа жизни и профилактики различных заболеваний среди тех, кому уже больше тридцати или сорока лет; где-то — адаптация пожилых людей под требования современного мира (например, обучение их азам компьютерной грамотности). Законопроект о пенсионной реформе в России, который произвел летом 2018 года огромный резонанс, тоже можно считать отголоском этого процесса.
В любом случае, очевидно одно: с каждым годом на планете становится все больше мужчин и женщин возраста 55+, которые не только хотят вести активный образ жизни, но и могут принести обществу пользу — как профессионалы, волонтеры, творческие единицы. Как друзья, супруги, партнеры по путешествиям, а не просто как хранители исторической памяти. Некоторые из них находятся в отличной физической форме, но им не хватает возможностей для самореализации. Другие с удовольствием проводили бы больше времени в обществе: ходили бы в кино, на лекции, на танцы, на курсы иностранных языков. Но в их городе не созданы для этого подходящие условия. Третьи живут в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, и точно так же, как помощницы по уходу, им необходимы организаторы досуга, которые будут вместе с ними рисовать и лепить из пластилина, делать зарядку, устраивать концерты, вывозить их на прогулки и на экскурсии. Занятия творчеством очень важны как часть процесса реабилитации, но пожилым людям время от времени тоже хочется посмотреть новый фильм или побывать на интересной выставке в музее. Да и просто — показаться в обществе.
Как только люди начинают куда-то выходить и общаться, чувствовать себя нужными, их психологическое состояние значительно улучшается.
— Кира Белелюбская
Во всех наших документах есть понятие «занятость», — объясняет Кира Белелюбская, руководитель направления надомного ухода, методист БФ «Старость в радость». — Как только люди начинают куда-то выходить и общаться, чувствовать себя нужными, их психологическое состояние значительно улучшается. А ведь количество больных депрессией среди людей пенсионного возраста очень велико — как и тех, кто рано или поздно пытается покончить с собой. Увы, в отличие от подростковых, такие попытки суицида значительно чаще увенчиваются успехом. Чем старше человек, тем более одиноким он становится — ввиду естественных причин. Так что любая активизация, любая социализация, любые новые социальные связи, пусть даже поверхностные, не такие глубокие, как дружба или любовь в более молодом возрасте, необыкновенно полезны.
Польза не только для человека, но и для государства
Если подходить к делу методически, то оказывается, что активизация — это целый комплекс мероприятий. В него входят:

Социализация
Создание рабочих мест для людей старшего возраста
Реорганизация городской среды
Обеспечение комфортных условий проживания
Появление в системе образования сегмента для «взрослых» студентов
Профилактика «возрастных» заболеваний
Повышение информированности о деменции и болезни Альцгеймера и т.д.
Все перечисленное не только полезно для самих пожилых людей, но и выгодно государству, поскольку на реабилитацию человека, который уже не может самостоятельно о себе позаботиться, уходит много средств. В 2014 году стоимость лечения одного больного, пережившего инсульт, составляла не менее 127 тысяч рублей: в эту сумму входили стационарное лечение, реабилитация и вторичная профилактика. Если учесть, что в России ежегодно происходит до 450 000 новых случаев острого нарушения мозгового кровообращения, то общая сумма связанных с этим расходов доходит до 57,2 млрд рублей. Более того, согласно данным Всемирной организации здравоохранения, из-за преждевременных смертей вследствие инсульта потери российского ВВП за 2005−2015 годы могли составить 8,2 трлн рублей. Впечатляющие цифры, не правда ли?
На основе данных Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова и Национальной ассоциации по борьбе с инсультом.
http://vestnik.mednet.ru/
Если бы специальные упражнения, необходимые для сохранения устойчивости, делало большинство людей в возрасте 50+, падений и переломов стало бы гораздо меньше.
— Кира Белелюбская
«Давайте попробуем разобрать этот вопрос на примере тяжелых переломов бедренных костей. Или, как в быту говорят, „шейки бедра“, — предлагает Кира Белелюбская. — Почему пожилые люди эти переломы получают? В первую очередь потому, что падают. Среда далеко не всегда приспособлена под нужды человека старшего возраста: ковры, провода на полу, неудобные тапочки, плохое освещение. С другой стороны, к перелому приводит не каждое падение: обычно он происходит в случае, если есть остеопороз.

Можно ли бороться с остеопорозом профилактическими мерами? Можно, но уже в рамках медицинской практики. В свою очередь, активный образ жизни поможет развить способность держать равновесие. Этот навык постепенно утрачивается, как только человек перестает много двигаться, начинает делать за день мало шагов, с трудом вписывается в повороты. Если бы специальные упражнения, необходимые для сохранения устойчивости, делало большинство людей в возрасте 50+, падений и переломов стало бы гораздо меньше».
Лечение таких травм — дело тоже дорогостоящее. Чтобы пациент имел возможность в дальнейшем вернуться к привычному образу жизни, ему нужно провести операцию, скрепить сломанные кости с помощью металлического штифта или полностью заменить сустав. Не меньших затрат требует уход: может пройти несколько месяцев, прежде чем у пожилого человека снова получится встать на поврежденную ногу. А ведь ему еще нужно будет заново научиться ходить, да и грамотная психологическая помощь — важнейшая часть процесса восстановления.
Огромное количество людей остаются инвалидами, нуждающимися в постоянной посторонней помощи. Для страны это очень дорого.
— Кира Белелюбская
«Существует выражение: “Перелом шейки бедра — это перелом личности", — продолжает Кира Белелюбская. — Чтобы реабилитироваться после такой травмы, обычно нужно выполнять много упражнений, в том числе связанных с болевыми ощущениями. То есть восстановиться, по большому счету, могут только люди, у которых сохранена волевая функция — зачастую те, у кого нет продвинутой деменции. То же самое — с инсультами: огромное количество людей остаются инвалидами, нуждающимися в постоянной посторонней помощи. Для страны это очень дорого. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний необходима, и без движения, без активизации она невозможна: если сидеть целыми днями в кресле и пить таблетки, большого эффекта не будет.
Зарубежный опыт
Хотя дискуссия о демографическом старении оказалась на повестке дня в последние два десятилетия, о самой проблеме заговорили значительно раньше — в послевоенное время. Позже, в 1972 году, в США появился Национальный институт по изучению проблем старения, а в 1982 году была созвана первая Всемирная ассамблея по проблемам старения. Неудивительно, что во многих развитых странах интенсивно разрабатываются медико-социальные практики по обеспечению комфортного быта для людей старшего возраста и по их активизации.

В той же Америке, например, есть так называемые пенсионные поселения (retirement communities), жители которых могут получать уход и одновременно социализироваться: ходить в клубы по интересам, плавать в бассейне, заниматься спортом. Если человеку требуется постоянная помощь в быту, он может выбрать тип жилья, где ему обеспечат круглосуточное присутствие сиделки. Вот только позволить себе переехать в такую коммуну могут в основном люди достаточно состоятельные.
Развлечения на центральной площади пенсионного поселения, The Villages, Florida.
Другая форма совместного проживания пенсионеров в США, предусматривающая активный образ жизни, это так называемые «Города солнца» (Sun City), где можно купить жилье, а после отдавать весьма скромную сумму за право пользования разветвленной инфраструктурой. Главное условие — быть старше 55 лет. В зданиях и на улице в таких городах все устроено так, чтобы пожилой человек мог добраться куда угодно и не получить травму: лифты, пандусы, низкие ступеньки, широкие дорожки. Разумеется, жителям предлагается масса способов разнообразить досуг: от соревнований по синхронному плаванию до тематических музыкальных вечеринок.

Впрочем, когда мы говорим об активной старости, на ум первым делом приходят даже не американцы, а европейцы: пожилые пары, которых мы, путешествуя, встречаем в музеях, на пляжах, в ресторанах. Порой очень обидно осознавать, что наши бабушки и дедушки не выезжают никуда дальше собственной дачи. Чего им не хватает? Смелости? Знания иностранных языков? Или банально — денег?
Пожилая туристка делает фото на профессиональную фотокамеру.
«Европейцы старшего возраста путешествуют по Европе, где расстояния между странами — маленькие, а визы делать не нужно, — рассуждает Лена Андрев, эксперт по методике и практике ухода. — Для них это примерно как для россиян съездить из Москвы в Тулу. Миф о больших пенсиях в Германии, да и в любой другой европейской стране, появился потому, что их пытаются перевести в рубли. Но ориентироваться нужно на покупательную способность пенсии в той стране, где ее выдают. В то же время европейцы старшего возраста обычно уже не поддерживают своих детей и внуков материально и действительно тратят деньги только на себя.

В Германии возраст выхода на пенсию достаточно высок: для женщин — 63 года, для мужчин — 67, и его хотят еще поднять. При этом никто не пытается навязать пожилому человеку, как ему проводить время. Он имеет право самостоятельно выбирать, что для него лучше: работать, петь, лежать, вязать носки. В 90-е была развита агитация в пользу активного старения, пока общество не пришло к пониманию, что просить всех умирать стоя — неверно, а силой внушения навязывать, кому и чем заниматься, нечестно. В результате на сегодняшний день существуют программы и для активных, и для «ленивых». Поиск идеальной формы проживания для пожилых людей в Германии тоже был непростым. Двадцать-тридцать лет назад были распространены дома престарелых, потом стало принято оставаться дома, и как можно дольше. Но оказалось, что так члены семьи очень быстро выгорают. Теперь люди снова склоняются к гериатрическим центрам».
Европейцы старшего возраста обычно уже не поддерживают своих детей и внуков материально и действительно тратят деньги только на себя.
— Лена Андрев
Не менее интересен и опыт Израиля, где, помимо прочего существуют дневные стационары для людей с болезнью Альцгеймера, еще способных ходить и поддерживать контакт с миром. Это специально построенные или правильным образом отремонтированные дома, откуда нельзя выйти без разрешения персонала и потеряться. Такие стационары не только стали подспорьем для родственников, но и подарили пожилым людям возможность не сидеть запертыми, а находиться в обществе.
«Примерно во второй половине нулевых в Израиле ввели интересную практику, чтобы поддержать тех, кто живет дома с начальной стадией деменции и пока не собирается переезжать в дом престарелых. Было очевидно, что официальной помощи, которая распространяется через национальную систему страхования, было недостаточно. И тогда возникла идея обучить молодых пенсионеров в возрасте от 64 лет проводить индивидуальные занятия по сохранению памяти и разных когнитивных функций с людьми возраста 80+. Таким образом первые вместе с занятостью получили ощущение нужности и востребованности, а вторые не остались наедине со своим страхом перед потерей памяти.

Кроме того, я лично знаю израильскую семью, в которой есть женщина 76 лет. Каждое утро она встает очень рано и собирает внучек в школу. А три раза в неделю — волонтерит в своем небольшом поселке. У нее есть несколько подопечных, которым уже за девяносто: как правило, они бедны, и им не хватает внимания, обеспечиваемого государственными помощниками по уходу. Зато вместе с той женщиной они могут погулять, поболтать, решить какие-то простые задачи. Важно понимать, что это — не ее хобби, а регулярная — строго по расписанию — занятость».
Старость – не радость, не горе, а реальность
В целом, любую из перечисленных зарубежных практик можно применить и в России: было бы желание и четкое понимание наших реалий. В силу давления общества и трудного материального положения в России пожилой человек часто оказывается предоставлен самому себе. Счастье, когда у него или у нее есть внуки, с которыми можно сходить в театр или погулять. Но и тут нас подстерегает другая опасность, которая касается в первую очередь пожилых женщин. От них ждут выполнения определенной социальной программы: предполагается, что, выйдя на пенсию, женщина должна не наслаждаться отдыхом и поездками (пусть даже только по своей стране), не заниматься любимым хобби, не проводить время с мужем или друзьями, а посвятить себя внукам.

В неблагополучных регионах по-прежнему распространена ситуация, когда дети постоянно живут у бабушек и дедушек, пока родители зарабатывают деньги. Да и в Москве такое встречается сплошь и рядом. Для сравнения: в Финляндии, где уровень жизни — один из самых высоких в мире, пенсионеры вовсе не спешат предлагать помочь с внуками. Да, ребенок может иногда сходить с дедушкой в кино или остаться у бабушки на выходные, но уход за ним — ответственность родителей. А у представителей старшего поколения есть свои планы: поужинать в ресторане, записаться на курсы китайского языка или вообще получить новую профессию.

Другое дело, что жизнь в неблагополучных регионах России бывает настолько тяжелой, что на занятия китайским или походы в кафе у людей нет ни времени, ни денег, ни сил. Маленькие пенсии вынуждают на всем экономить и вести домашнее хозяйство: держать кур и коз, выращивать овощи на огороде, заниматься консервацией, колоть дрова, самостоятельно делать ремонт. Одним словом, дел и так невпроворот. В свою очередь, отсутствие заботы о маломобильных пожилых людях делают мучительной даже банальную попытку выйти из подъезда на улицу.
Подземные пешеходные переходы создают значительные сложности для пожилых людей.
В крупных городах России, разумеется, предусмотрены мероприятия для пожилых: занятия танцами, творческие мастер-классы, специализированные спортивные клубы. Правда, многие с непривычки даже не задумываются, что можно проводить свободное время активно, и, не умея в должной степени пользоваться интернетом, не всегда знают, где искать информацию о событиях. В любом случае, на периферии часто нет даже этого, и людям остается либо собираться на лавочке у подъезда, либо сидеть дома, у телевизора. Ну, или переезжать в ближайший дом-интернат, где на двести человек — один массовик-затейник, который даже при большом желании не успевает найти каждому занятие по душе.

С другой стороны, хотя проблемой активизации пожилых людей в нашей стране заинтересовались позже, чем на Западе, уже существуют замечательные инициативы в этой области. Одна из них — клуб «Незабудка», который работает в формате альцгеймер-кафе: он был придуман в Нидерландах 25 лет назад. Александра Щеткина, основательница «Незабудки» и президент фонда помощи пациентам с болезнью Альцгеймера и их родственникам «Альцрус», рассказывает, что мысль создать такое кафе в России пришла к ней после того, как она побывала в Вашингтоне на стажировке, организованной Международной ассоциацией Альцгеймера.


Чаепитие в клубе. Фото со страницы https://www.alzrus.org/uhazhivayuschim_licam_i_pacientam/klub-nezabudka/
Может показаться, что концепция альцгеймер-кафе очень проста для реализации. Но по факту путь от возникновения идеи до открытия «Незабудки» занял у меня почти год, — рассказывает Александра. — Мы неслучайно назвали его именно клубом: это слово знакомо целевой аудитории. Многие из наших гостей в юности ходили в сельские клубы, встречались там с друзьями, веселились. Клуб «Незабудка» — первое в России альцгеймер-кафе, оно заработало весной 2018 года. Летом гостей было немного — приходило буквально по две-три пары: пожилой человек с деменцией и его родственник. Зато на сентябрьскую встречу зарегистрировалось уже больше тридцати гостей. Встречи проходят по-разному, но, как правило, к приходу гостей у нас уже накрыты столы и звучит фоновая музыка прошлых лет. Мы рассаживаемся, знакомимся, пьем чай, разговариваем, а потом принимаем участие в каком-нибудь уроке или мастер-классе. Мы уже приглашали глинотерапевта, музыкального терапевта, учителя танцев, волонтера, который пек вместе с нами пироги».
Клуб «Незабудка» — первое в России альцгеймер-кафе, оно заработало весной 2018 года.
— Александра Щеткина
По словам Александры, альцгеймер-кафе — это практика активизации и эмоциональной поддержки как пожилых людей с деменцией, так и их родственников. Первые, снова оказавшись в социуме, вспоминают навыки общения: похлопывания по плечу, рукопожатия. Они могут опять ощутить вкус к жизни и узнать что-то новое — даже если оно через пять минут забудется. В свою очередь, родственникам очень радостно видеть своего близкого человека счастливым, иметь шанс выйти вместе с ним или с ней в свет, чем-то заняться.
Мне кажется, важно более внимательно относиться к своим пожилым родственникам, — считает Александра. — Если вас что-то смущает в их действиях, если они ведут себя не так, как раньше, нужно воспринимать это серьезно и обращаться к врачу. Конечно, необходимо вести здоровый образ жизни, как бы банально это ни звучало. Вовлекать пожилых родителей в спорт, помогать им правильно питаться, отдыхать, быть социально активными. Словом, заботиться, чтобы они не сидели дома, а ходили на курсы, общались, заводили знакомства
И в России, и в других странах одна из важнейших черт современного дискурса о старении заключается в том, что люди уже в тридцать лет начали хорошо осознавать: старость — реальна. И ее не стоит бояться: к ней нужно готовиться. Регулярно ходить на обследования к врачу, стараться по возможности делать сбережения, заниматься спортом — хотя бы просто отжиматься и приседать по утрам. А еще — работать над тем, чтобы через десять, двадцать, сорок лет у нас были квалифицированные помощники по уходу, доступная среда, места, куда можно сходить — одному, с друзьями, с супругом.

Это уже сейчас очень выгодно государству и обществу: появится больше рабочих мест и профессий в социальной сфере, больше поводов совершенствовать городскую среду. Сформируется культура для развития новых проектов — как волонтерских, так и коммерческих, откроется целое поле для создания инфраструктуры для пожилых людей и системы информирования о событиях — экскурсиях, встречах, лекциях. Ведь рано или поздно почти каждый из нас захочет на такую встречу или лекцию попасть. Потому что после выхода на пенсию у многих наверняка еще будет в запасе целых пятнадцать-двадцать прекрасных, невероятно ценных лет, которые будет очень жалко потратить на «доживание». Куда полезнее, честнее и правильнее прожить их интересно и активно.


Мы создаем систему качественного ухода и досуга в домах престарелых уже сейчас. Подпишитесь на ежемесячные пожертвования, чтобы помочь нашему проекту!
Вы сможете отписаться от ежемесячных пожертвований в любое время.
Made on
Tilda