ОДИН ДЕНЬ СЧАСТЬЯ
20 ноября 2017
Ангелы счастья
Кто такие культорги и почему без них жизнь бабушек и дедушек в домах-интернатах станет серой и монотонной
АВТОР: МАРИЯ СМИРНОВА
10 лет назад мы с вами начинали с желания помогать обездоленным, одиноким пожилым людям в домах престарелых. Мы ездили с концертами и подарками, но понимали, что этого недостаточно. И тогда мы сделали все, чтобы начать менять эту систему на государственном уровне. За последние два года мы добились многого: готов комплекс мер по системе долговременного ухода, а с 2018 года начнут работать пилотные проекты в регионах. Это наша с вами общая победа, и большая ее часть – результат проекта «Один день счастья». Общими усилиями мы обеспечили и в социальных учреждениях, и в уходе на дому необходимое количество персонала, обучили его, снабдили необходимыми расходными материалами. Мы доказали, что современная система долговременного ухода не может существовать без достаточного количества подготовленных сотрудников.

Для того чтобы полностью изменить систему, понадобится несколько лет, но мы все понимаем, что есть огромное количество пожилых людей, которые нуждаются в помощи здесь и сейчас. Поэтому нам с вами так важно продолжать сбор средств на «Один день счастья». Актуальная задача фонда – обеспечить вниманием организаторов досуга, или культоргов, еще 4000 бабушек и дедушек. Мы решили подробнее рассказать о том, чем занимаются эти сотрудники, как они дарят пожилым людям радость и поддерживают их в трудные минуты, а главное – что можно сделать, чтобы спасти от одиночества тысячи людей.
Михаил Николаевич в творческой мастерской дома
Михаилу Николаевичу 65 лет. Он живет в Ржевском доме-интернате для престарелых и инвалидов (ДИПИ). Еще совсем недавно он целыми днями лежал, укрывшись одеялом, и неотрывно смотрел в одну точку на стене. Других занятий у него не было. Сегодня он активно передвигается на коляске, утром первым выезжает в холл и снова может говорить. Иногда, конечно, волнуется и забывает слова, но ни на шаг не отпустит от себя собеседника, пока не выскажется до конца. Впрочем, он и с коляски подняться может. Инга Бойкова, организатор досуга, нанятый фондом «Старость в радость», до сих пор помнит, как однажды утром выбежала в коридор и увидела, что дед Миша стоит, держась за поручень. Она же долго подводила его к тому, чтобы он научился заново владеть левой рукой: правая у Михаила Николаевича парализована. Теперь он отлично рисует. Краски ему, кстати, нравятся больше, чем фломастеры, а особенно он любит раскрашивать картинки, которые подготавливает для него Инга.
Нам, молодым, здоровым людям, достижения деда Миши могут показаться незначительными, а его нехитрые развлечения – слишком простыми и доступными, чтобы для их организации нужно было нанимать дополнительных сотрудников. Но не стоит забывать, что физические возможности тех, кто живет в домах-интернатах, часто ограничены. К тому же Михаил Николаевич, как и тысячи других дедушек и бабушек, находится не в окружении родных, по первому зову готовых прийти на выручку. У штатных сотрудников ДИПИ нет возможности уделить внимание всем подопечным – особенно учитывая, что у каждого из них свои интересы и потребности. В больших домах-интернатах на одну санитарку в среднем приходится около 30 пожилых людей, а в выходные дни, когда на этаж остается только одна санитарка, на ее попечении порой оказывается до 100 человек.
Одни нуждаются в регулярных, ежедневных занятиях, чтобы оправиться от последствий инсульта и вновь овладеть базовыми бытовыми навыками – вроде умения держать ложку или застегивать пуговицы. Другие из-за слабого зрения не могут почитать газету или книгу, и им необходим кто-то, кто на время станет их «глазами». Третьи мечтают хотя бы раз за сезон выбраться на прогулку, но без помощи неспособны даже спуститься по лестнице, и вынуждены сидеть в своей комнате. Они лишены возможности погреться на солнышке, поймать на ладонь снежинку, почувствовать первые капли дождя на своем лице. До появления культоргов такие старики годами не выходили на улицу и в лучшем случае могли любоваться природой из окна палаты. Некоторые же до такой степени подавлены осознанием того, что остались одни, без друзей и близких, в казенном учреждении, что полностью теряют интерес к жизни. И одна из задач культорга – постараться этот интерес вернуть.
«Первыми дополнительными сотрудниками, которых нанял фонд, были не культорги и даже не санитарки, а баянисты».
«Первыми дополнительными сотрудниками, которых нанял фонд, были не культорги и даже не санитарки, а баянисты».
«Как ни удивительно, первыми дополнительными сотрудниками, которых нанял фонд, были не культорги и даже не санитарки, а баянисты. Мы называли их «музработниками», — рассказывает Елизавета Олескина, директор фонда «Старость в радость». — Их было двое: один — в Смоленской области, другой — в Тульской. Они приходили три раза в неделю на два часа. Мы видели: приезды волонтеров меняют жизнь бабушек и дедушек лишь на день-другой. Им очень нравилось петь песни, вспоминать свою молодость, чувствовать, что на них обращают внимание. Но когда мы уезжали, они начинали тосковать. Конечно, два музработника не могли решить этой проблемы. Тогда в дополнение к нашим баянистам стали появляться культорги: их задачей было организовывать досуг для пожилых людей. И только потом мы начали нанимать дополнительных нянечек, санитарок, помощниц по уходу».
Найти подход к каждому
Культорги — не изобретение фонда. В штатных расписаниях домов престарелых предусмотрена должность культработника, но он часто совмещает сразу несколько функций (например, отвечает еще и за библиотеку). На бабушек и дедушек, которые могут самостоятельно передвигаться, внимания такого сотрудника еще хватает: он проводит по утрам зарядку, занимается творчеством в группах с наиболее активными, готовится к подотчетным мероприятиям вроде праздничных концертов. Те же, кто находится в отделении милосердия — то есть маломобильные пожилые люди, фактически остаются предоставленными сами себе.
Первые культорги, нанятые фондом, появились в Вязьминском ДИПИ в 2013 году. Через год их было уже шесть — в разных регионах: в Псковской, Смоленской, Тульской, Тамбовской, Архангельской областях. Сейчас у Фонда более 170 сотрудников в 26 домах-интернатах. Более 25 из них — культорги. Цифры, на первый взгляд, не очень внушительные, но за ними стоит множество реальных историй, множество жизней, которые были продлены и вновь наполнены смыслом благодаря тому, что рядом с одиноким стариком появился человек, готовый оказать ему поддержку.
Стараниями культоргов и помощниц по уходу Борис Александрович из Ржевского ДИПИ до такой степени оправился после перелома шейки бедра, что теперь может передвигаться без ходунков: подобного результата не всегда достигают даже те люди, которые получают дорогостоящую медицинскую помощь. Нина Константиновна из ДИПИ в Вышнем Волочке после смерти дочери пережила инсульт, и, будучи еще нестарой, 50-летней женщиной, осталась одна, в очень тяжелом психологическом и беспомощном физическом состоянии. Но культоргам удалось найти к ней подход, и теперь она каждый день рисует, раскрашивает витражные картины, собирает мозаику и делает гравюры, а главное – снова может улыбаться.
«Нам особенно важно сделать так, чтобы культорги появились именно в тех отделениях, где живут бабушки и дедушки, которые не могут сами прийти в зал на концерт или станцевать на сцене, — отмечает Елизавета Олескина. — По нашему опыту на 30 таких человек должен приходиться один культорг: тогда он сможет работать достаточно эффективно. Что входит в его функции в этом случае? Например, та же зарядка. Правда, проводить ее порой приходится не на улице или в холле, а прямо в палате: некоторые наши подопечные — совсем слабенькие, и их даже нельзя пересадить в коляску. Но поддерживать хоть какую-то физическую активность для них очень важно. Наш культорг должен успеть забежать в каждую комнату, найти ключик к каждому сердцу. Потому что его будут ждать».

Культорги выполняют огромное количество функций, которые помогают сделать жизнь бабушек и дедушек более насыщенной: они мастерят поделки из бумаги и глины, вяжут и вышивают, устраивают чаепития, организовывают праздники и поздравляют с днем рождения, танцуют и играют на музыкальных инструментах. Из Няндомы они возили своих подопечных в природный заповедник Кенозеро, а в Ржеве проводили экскурсии по городу и его храмам. Культорги решают конфликты и помогают тем, у кого возникли романтические отношения: они даже могут устроить свадьбу.
Огромную роль играет и тактильный контакт: с возрастом у человека часто происходит постепенное угасание сознания, в результате чего теряются привычные способы коммуникации. Выразить словами какую-то мысль или настроение становится сложно – как, впрочем, и понять, что тебе говорят. И тогда прикосновение становится едва ли не главным способом поделиться своими чувствами. Есть ли у штатных санитарок в домах-интернатах время на то, чтобы хотя бы по паре минут в день посидеть рядом с каждой бабушкой и подержать ее за руку? Увы, нет. Для культорга же это – одно из важнейших направлений деятельности, а для его подопечных – одно из любимых занятий: бабушкам и дедушкам очень нравится, когда их гладят по руке или обнимают. Как, впрочем, и всем нам.

Важно понимать, что культорги не оказывают профессиональной психологической помощи: для этого нужно иметь специальное образование и сертификат. Конечно, в идеале в каждом доме-интернате для пожилых должны быть геронтопсихологи и психотерапевты. Но пока, когда пожилым людям не всегда хватает даже подгузников, а в некоторых ДИПИ приходится чинить протекающую крышу, есть более насущные проблемы, и многие из них прекрасно решают организаторы досуга.

Речь идет не только о творческих занятиях, которые развивают моторные и когнитивные функции и положительно влияют на эмоциональную сферу. Иногда бабушке или дедушке хочется просто с кем-то поговорить по душам. Или обсудить новости, пожаловаться на здоровье, рассказать о родственниках. Или поплакать. И тогда очень важно, чтобы рядом оказался человек, который может подставить плечо, обнять, выслушать и успокоить. Часто чувство, что ты остался один на всем белом свете, угнетает куда больше, чем физические недуги.
Непростая работа по зову сердца
Несмотря на то что фонд «Старость в радость» - благотворительная организация, сотрудников она нанимает, руководствуясь теми же принципами, что и любой ответственный работодатель. Культорги в этом смысле – не исключение. На каждое объявление о вакансии, которое размещается в том числе в региональных СМИ, откликается обычно от пяти человек. Они отправляют резюме не наобум и, как правило, заинтересованы в том, чтобы получить работу. Вместе с тем очевидно, что работы в регионах в целом мало, поэтому фонду важно убедиться в том, что, во-первых, соискателем руководит не только денежная мотивация, а во-вторых, он действительно готов к тому, что ему придется много общаться с пожилыми людьми. Того, кто откликнулся на вакансию, приглашают на собеседование.

Нанимает культорга фонд, но по факту он все равно становится частью коллектива дома-интерната, так что впоследствии фонд опрашивает его коллег и с вниманием относится к тому, как они оценивают нового сотрудника. Нареканий обычно не возникает, и культорг надолго остается с бабушками и дедушками. При этом личные истории организаторов досуга часто трогают не меньше, чем истории их подопечных.
Екатерина Королёва за работой.
«Я провела в деревне 22 года своей жизни, то есть большую ее часть, — рассказывает Екатерина Королева. В прошлом она была обычным культоргом, а теперь стала координатором программ «Ежедневный уход» и «Досуг» в Тверской области. — Там было много бабушек и дедушек, и так получилось, что со временем я начала о них заботиться. Пасла общих коз, кому-то чистила снег. Купила старенький автомобиль и ездила со списками за продуктами. Уже став взрослой, я перебралась в город и начала искать работу. Вакансия в ДИПИ меня сразу заинтересовала, хотя о домах престарелых я до этого слышала только в детстве из разговора моей бабушки с соседкой: они обсуждали чью-то дочь, которая сдала родителя в интернат. Помню, как перед собеседованием зашла на территорию и увидела цветущие яблони, клумбы, лавочки, а еще — нарисованную на асфальте шахматную доску с фигурами из ДСП. Одним словом — уютно! А потом меня провели по корпусу милосердия, где живут самые слабые бабушки и дедушки. Контраст был огромный. Мне все показалось диким: я никогда не видела такого количества стариков в таком состоянии. Бабушки и дедушки жили по трое в комнате. У очень многих стариков не было ног. Кто-то вязал круглые коврики из полосок ткани. Кто-то впотьмах читал книгу — с большой лупой, как у Шерлока Холмса. На предложение включить свет они отвечали отказом».

Катя в течение месяца знакомилась с бабушками и дедушками, и далеко не все сразу шли на контакт. Они оказались не такими дружелюбными и готовыми к общению, как ее соседи по деревне: в дома-интернаты люди попадают обычно не от хорошей жизни. Две недели Катя обдумывала все, что увидела и услышала. Искала подход и моделировала ситуации. Читала рассказы других нанятых фондом сотрудников: некоторые из них делились тем, что смогли поставить на ноги стариков, которые еще недавно едва шевелили пальцами.

«Мне хотелось понять, как это у них получается, - признается Катя. — Однажды, набравшись смелости, я зашла в комнату, где жила одна худенькая бабушка. Она лежала на специальной кровати. Санитары помогли ей сесть, и она вдруг попросила меня с ней поговорить. Это была такая радость! Три дня она рассказывала мне о ее давно погибшем муже: они прожили вместе 50 с лишним лет. Ну, как вместе: во время войны он защищал родину, а она его ждала и помогала раненым. И вот, на третий день я вышла от нее буквально на пару минут и вдруг увидела бегущих санитаров. Спросила, куда они спешат. А они ответили, что бабуля из 26-й комнаты «ушла». Та самая моя бабуля! Сказать, что я расстроилась, - значит, ничего не сказать. Но мне очень помогла поддержка коллег. К тому же я подумала, что бабуля была очень слаба и держалась за жизнь только благодаря тому, что носила в себе историю о своей любви к мужу, но поведать ее было некому. Опустошив, наконец, душу, она тихо ушла. Именно этот случай дал мне силы двигаться дальше».


Занятия гимнастикой вместе с культоргом в хорошую погоду проходят во дворе.
Как помочь
Работа культоргов отнюдь не сводится к проведению мастер-классов по лепке из пластилина: эти сотрудники ежедневно пропускают через себя десятки человеческих судеб, личных трагедий и маленьких побед. Таких, как Катя, с вашей помощью может стать больше. В России — несколько сотен домов-интернатов для престарелых и инвалидов. Для того, чтобы бабушки и дедушки могли вновь начать выходить на улицу, заниматься творчеством и смеяться, а не лежать в кроватях, уткнувшись в стену, и грустить, в каждом ДИПИ должно быть от одного до десяти культоргов — в зависимости от количества живущих там людей. На реализацию такого масштабного проекта понадобится много времени и денег, но действовать нужно постепенно.

Сейчас фонд «Старость в радость» ставит перед собой цель обеспечить организаторами досуга еще 15 домов-интернатов — в дополнение к тем, где они уже есть. Чтобы это сделать, необходимо собирать ежемесячно 1,6 миллиона рублей. Сумма кажется внушительной, но обеспечить ее могут всего около 1850 постоянных жертвователей. Раз в 30 дней перечисляя средства, эквивалентные одному ужину в кафе, вы сможете поспособствовать тому, что более 4000 бабушек и дедушек получат шанс прожить более долгую, комфортную, а главное, интересную и наполненную счастьем жизнь.
«Если на минуту представить себе, что из домов-интернатов исчезли культорги, то будни пожилых людей станут гораздо более серыми и монотонными, - говорит Елизавета Олескина. — Никто не станет, например, собирать их в холле на зарядку. И уж тем более замечать, что сегодня бабушка Маша начала самостоятельно садиться, а дедушка Вася — ходить, опираясь на ходунки. Или что Мария Петровна оттаяла и стала соглашаться на то, чтобы культорг вошел к ней комнату и послушал ее рассказы. В работе организатора досуга нет и не может быть шаблонов, потому что каждое занятие не похоже на предыдущее. Как, впрочем, и каждый новый день. Поэтому в культорги идут люди исключительно неравнодушные, готовые радоваться как очевидным достижениям бабушек и дедушек, так и просто их улыбкам. Потому что сами вкладывают в свою работу не только время и силы, но и душу».
Подпишитесь на ежемесячные пожертвования сейчас и мы расскажем вам о том дне счастья, который вы подарили!
Вы сможете отписаться от ежемесячных пожертвований в любое время.
Made on
Tilda